Компания / Новости

"Шкодная" свадьба, довольный жених: Недавно в Казахстане открылось предприятие по сборке автомобилей ŠKODA

Возможно ли выдавать «под ключ» качественные легковые машины?

Так ли прост и немудрен процесс «отверточной» местной сборки? Есть ли в своем Отечестве достойные мастера, продукцию которых отечественный потребитель готов приобрести дешевле оригинала? За ответами на эти вопросы я отправилась в Усть-Каменогорск, где посетила завод, на котором собирают российские «нивы». А с прошлой осени еще и чешско-немецкую или немецко-чешскую ŠKODA Octavia

Почти сутки, трясясь в поезде, а потом еще полтора часа в машине – от станции Жангис-Тобе до Усть-Каменогорска, наблюдала унылые степные пейзажи, неухоженные селения, убогие домишки вдоль железнодорожных путей, полуразрушенные и заброшенные микрорайоны. Прежде государство славилось фабриками, заводами, стахановцами и учеными, а теперь от этой завидной репутации осталось грязное дырявое рубище. Неудивительно, что за десятилетие тотальной разрухи мы успели окончательно разувериться в том, что в нашей стране может производиться хоть что-нибудь путевое. А уж тем более такой сложный во всех отношениях продукт, как автомобиль…

Завод меня попросту оглушил. Но не грохотом производственных цехов, а размерами, сверкающим оборудованием и масштабами деятельности. Ну вот как вы представляете себе сборку? До сих пор мне, как и многим обывателям, виделась нехитрая процедура, состоящая из привинчивания к готовому кузову колес, фар, двигателя и сидений.

На деле все оказалось значительно сложнее. И интереснее.

Вице-президент АО «АЗИЯ АВТО» Виктор Осипов показал мне, как сначала остов будущего автомобиля – полуготовый кузов с комплектующими – поступает в центр логистики. Выглядит при этом беспомощно и забавно – задрав вверх переднюю часть, затянутый в полиэтилен, он возлежит на деревянной платформе. Вся «начинка» прилагается – внизу, на платформе. Будущие автомобили в полиэтиленовой оболочке очень напоминают коконы. Их при помощи тросов вытягивают из контейнеров. А потом деловито снующий по цеху автокар (кстати, управляемый миниатюрной дамой) ловко поднимает платформу и отвозит ее туда, где еще несколько десятков «коконов» ждут своей очереди на конвейер. Но до конвейера они пройдут пост входного контроля. Там под светом мощных ламп контролер тщательно осмотрит состояние лакокрасочного покрытия, интерьера и комплектности…

Производственный цех внушителен. И красив, как картинка из детской книжки. Я ожидала увидеть копоть, дым и пропахшие мазутом грязные робы слесарей. А обнаружила светлое помещение с зеркально блестящими полимерными полами и опрятными рабочими. И чистота повсюду почти лабораторная.

– Обратите внимание на подход к инструменту, – сказал Виктор Осипов, когда мы приблизились к трем молодым людям, колдующим над серебристым автомобилем. – Любой инструмент для соединения строго определен технологией сборки автомобилей ŠKODA и не допускает никаких отклонений. Грубо говоря, на каждый винтик должен быть свой ключик. На нем установлен так называемый момент затяжки, и ключ опломбирован. Изменить момент затяжки невозможно. Каждый из ключей ежедневно перед началом сборки проверяется на специальном приборе, данные проверки автоматически попадают в компьютер. Таким образом, все находится под контролем. А проверяющий расписывается в специальном журнале...

Выражаясь дилетантским языком, одни винтики должны быть закручены крепче других. Я удивляюсь: ну чего тут особенного, если отдельные гайки, например, перетянуты?

– Может произойти разрыв какого-то соединения, что, упаси бог, запросто приведет к аварии. Часто находятся умельцы, не знакомые с такими техническими тонкостями. Начиная копаться в машине, они пытаются докручивать все гайки до упора. Этого делать нельзя ни в коем случае, – сказал главный технолог завода Дмитрий Павлов. Он продемонстрировал мне инструмент с непонятными надписями. На самом деле это ключ, на котором написано, на какой момент затяжки он настроен и для какой операции предназначен…

Вообще, каждый этап производства здесь под строгим контролем. Рабочее место у конвейера в идеальном порядке – ни одного лишнего инструмента или детали. В цехе тут и там висят надписи следующего содержания: «На конвейере выполняются работы, влияющие на безопасность жизни и здоровья потребителя и обеспечивающие охрану окружающей среды». Это для слесарей, чтобы не расслаблялись и помнили, что от качества их труда будут зависеть чьи-то жизни, объяснил главный технолог.

Каждая машина имеет свой собственный журнал – контрольную карту. Это своего рода свидетельство о рождении автомобиля. Оно путешествует за своим хозяином по всему техническому процессу. В графах напротив описания работ стоят треугольные печати: «УПС 02-04», «УПС 01-06» – это личные штампы слесарей. Персонал отражает в карте все: малейшие отклонения, выполнение всех работ и контрольно-регулировочных операций на участке испытаний.

– Даже по истечении нескольких лет по этому журналу можно будет отследить, кто именно затягивал ту или иную гайку, – сказал Виктор Осипов.

Над столами с рабочими инструментами висят OSVEDOCENI – «Свидетельства» по-чешски. Они оповещают, что панове Акулов, Давыдов и Вихарев прошли обучение на заводе-изготовителе в Чехии…

Конвейер состоит из трех частей: роликовой, подвесной и напольной. На первом этапе идет досборка кузова, устанавливаются центральный замок, динамики, часть элементов интерьера. По роликам шаг за шагом машины движутся к желтым «крабам» – подъемникам, которые хищно тянут к кузовам свои щупальца. На подвесной части конвейера монтируются рулевые маятники, топливные баки, глушители, системы охлаждения и вентиляции. Между делом я узнаю, что самый сложный участок конвейера на заводском сленге называется «свадьбой». Здесь идет монтаж трансмиссии и силового агрегата, попросту двигателя. «Сочетать узами», желательно без брака, кузов с важнейшими узлами – очень трудная операция, поэтому слесари работают в сосредоточенном молчании и, кажется, ничего вокруг не замечают…

На финальном этапе сборки я увидела, как под капот ŠKODA прикрутили зеркальную табличку. Это особый знак конечного производителя. Табличка содержит VIN-код автомобиля. Дмитрий сказал, что заготовки для этих табличек делаются на монетном дворе, и подделать их крайне сложно. Специальный маркер тут же, в цехе, проставляет порядковый номер для серебристой машины: семьсот сорок первая ŠKODA в моем присутствии сошла с казахстанского конвейера…

Автомобиль уже в полушаге от потребителя. Но сначала ему предстоит пройти еще ряд контрольно-регулировочных операций.

Для динамических испытаний – проверки работы трансмиссии и тормозной системы – автомобиль загоняют на металлическую платформу так, чтобы его колеса располагались на специальных роликах. Водитель-испытатель заводит двигатель, колеса начинают бешено вращаться, но машина остается на месте благодаря роликам под протекторами. После того как автомобиль «поехал», навстречу ему выезжает вентилятор и принимается за работу, чтобы компенсировать отсутствие естественного обдува. Испытатель жмет на тормоз: аппарат, очень похожий на кассовый, фиксирует показания и в конце испытаний выдает самый настоящий чек – с результатами.

На похожем стенде проверяется геометрия колес и регулируются фары. Последнее делается при помощи громоздкой линзы, которая собирает свет и выводит показатели на инструментальной панели. Еще машина проходит контроль на герметичность. Для этого ее загоняют на участок дождевания. Там в течение шести минут ее поливают, точно из лейки. При этом на один квадратный сантиметр выливается 25 литров воды в минуту, сообщил главный технолог. Потом индикатор влажности, похожий на толстую вилку с двумя игольчатыми зубцами проверяет уровень влажности в салоне. Все эти показатели неизменно заносятся в пресловутую контрольную карту автомобиля.

Особенно мне запомнились испытания на «дороге». Это две небольшие дорожки, расположенные на территории завода за производственными цехами. Здесь сымитированы разные типы дорожного покрытия: с брусчаткой, «лежачими полицейскими», кочками и эстакадой – для проверки ручного тормоза.

– На брусчатке машина разгоняется до 60 километров в час, – разъясняет водитель-испытатель Сергей, пока наша машина резво прыгает по кочкам, и я пытаюсь расслышать что-либо сквозь стук собственных зубов. – Затем на ровном участке пути резко тормозим и смотрим увод автомобиля при торможении…

Машина затормозила идеально ровно. Похожие трюки Сергей проделал на участках с кочками и «лежачими полицейскими» и никаких дефектов, посторонних скрипов в салоне, а также шумов в подвеске не обнаружил…

Но и после ряда испытаний машину еще будет осматривать аудитор, также прошедший обучение на заводе в Чехии. Безо всяких приборов и инструментов, вооруженный лишь своими знаниями и строгим взглядом самого взыскательного покупателя.

- Он смотрит, как выглядит покрытие автомобиля, как открываются двери салона, как работают приборы, – сказал Дмитрий. – То есть осматривает с точки зрения потребителя, который может не купить данный автомобиль по каким-то причинам. По результатам аудита выставляются оценки и демонстрируются всем участникам производственного процесса. Делается это для того, чтобы в любой момент можно было отследить допущенные ошибки, узнать, на каком этапе производства они были допущены, и своевременно устранить причину.

Точно также тестируются все автомобили концерна во всем мире – «ауди» и «фольксвагены» проходят совершенно идентичную процедуру...

Сколь угодно можно спорить о качестве производимых в нашей стране автомобилей, но глядя, как десятки заготовок поступают на склад, десятки кузовов ползут по конвейеру и еще несколько десятков готовы сию же минуту отправиться к покупателю, я подумала, что это кому-нибудь нужно. Рынок сам расставляет приоритеты. Похоже, потребителя вполне удовлетворяет качество и цена казахстанских машин. Ежегодно с этого конвейера сходит 2500 «нив». Все произведенные здесь автомобили, в том числе и ŠKODA, благополучно находят своего покупателя.

Завод нужен и самому Усть-Каменогорску. С его появлением получили работу молодые специалисты, выпускники дорожно-строительного института, которые до этого пытались трудоустроиться на автозаводах ближнего зарубежья, в основном, России. Сегодня коллектив завода насчитывает 360 человек. Летом конвейер готовится принять новую модель ŠKODA Superb – в Казахстане появится свой автомобиль представительского класса, а с расширением производства – еще несколько десятков рабочих мест. В ближайшие годы здесь собираются запустить сварочный и окрасочный цеха. Кузова автомобилей теперь будут поставляться сюда не целиком, а по частям. Соединять и окрашивать детали на заводе будут самостоятельно. Процесс сборки, конечно же, усложнится. Зато снизятся издержки производства, что также положительно скажется на рыночной стоимости готового автомобиля.

Здесь гордятся тем, что все самые высококлассные специалисты – свои, казахстанские, и завод поднимали своими силами, без помощи иностранцев и заезжих «звезд». На предприятии только два приглашенных из ближнего зарубежья человека. Один из них – главный технолог Дима Павлов, приехавший из Тольятти пять лет назад. Он сказал мне, что расстался с российским ВАЗом безо всякого сожаления и вернуться на родину не спешит – перспектив для развития и профессионального роста на нашем заводе значительно больше…

Выходя из цеха, зацепила взглядом стенд с планом производства на ближайшие годы. Судя по нынешним результатам, программу-минимум завод выполняет. Если так пойдет и дальше, сбудется и программа-максимум: автомобили казахстанского производства пойдут на экспорт в страны ближнего зарубежья и Китай.

Наталья ПЕРШИНА

www.newspaper.kz

 

Сумма ежемесячного платежа указана при условии кредитования на 84 месяца
с первоначальным взносом 50%. Данное предложение не является публичной офертой.
За более подробной информацией обращайтесь к банкам-партнёрам.

Оставить заявку